ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!

А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!

На стадии обсуждения план выглядел идеально, но чем дальше, тем больше я понимал сомнения Йохана в возможности его реализации. Собственно, выдать разорванное на клочки тело за мое сложности не представляло: остаточная аура зомби была весьма похожа на хозяйскую. Однако сам я, живой и невредимый, должен был исчезнуть без следа.

— Ты понимаешь, что проследить черного не так уж сложно? Вас мало, и вы бросаетесь в глаза. Простейший опрос станционных служащих выявит странного путешественника, а в таком деле достаточно будет подозрений. Попытка добраться до людного города, минуя чугунку, оставит еще ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! больше хвостов, если только ты не начнешь убирать свидетелей.

Оспорить доводы Йохана было сложно. Белые, они, если начинают мыслить, оказываются до тошноты рациональными.

— А если мне замаскироваться под простого человека?

Наш природник поджал губы и отрицательно помотал головой.

— Не пойдет! Обычных людей много, и некоторые вещи они чувствуют не хуже иных эмпатов. Пять минут общения — и окружающим станет понятно, что с тобой что-то не так, на первой же станции жандармы попросят у тебя документы.

Проклятие! Неужели мне придется выбираться из Суэссона пешком, ночуя на земле и питаясь мышами? Да я же после первого дождя замерзну насмерть! Вот ведь непруха ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!.

— Может, послать меня посылкой?

— Сам понял, что сказал?

Я глубоко задумался. Предчувствие беды не отпускало, а мне не хотелось платить за пренебрежение к нему так же дорого, как за неудачный ритуал. Я должен был пробраться через Суэссон и Вендел невидимкой, на чудачества которого никто не обратит внимания. Мое сердце екнуло, я сглотнул, вздохнул и только со второй попытки смог выговорить:

— Слышь, а под белого меня замаскировать получится?

Идея была настолько безумной, что могла сработать, но для ее реализации мне нужна была помощь. Тем более что время поджимало.

Во-первых, одежда. Теперь на мне были запасные брюки Полака — не лишенные удобства ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!, но выглядящие совершенно похабно (небесно-голубые штаны из плотного льна, довольно свободного покроя). Йохан пожертвовал теплый свитер домашней вязки (учитывая, что белый был выше меня на полголовы, я тонул в обновке, как в девчачьем платье). Ношеную куртку отдал Четвертушка, который от моего нового облика немного припух.

Но этого было мало. Мне обесцветили волосы, не до белого, а до гадко-рыжего цвета, что позволило носить привезенные из Михандрова бутсы даже с некоторым пижонством. На большее времени не хватило — тут как раз вернулся Рон. Еще можно было объяснить, почему Йохан с Полаком не побежали за помощью (ножками по той же ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! дороге, которой уехали злоумышленники), но, если Четвертушка сразу же не помчится к жандармам, могут возникнуть вопросы. Я спешно написал доверенность на свое имущество, датированную задним числом (пришлось переписывать: Рон нервничал и дважды ошибался с датой), Йохан забацал на коленке амулет, худо-бедно имитирующий неинициированный белый Источник, и надел его на меня с сакраментальной фразой:

— Ничего у тебя не получится!

А то я без него не знаю!!! Главное, до большого города дотянуть, а еще лучше — до Редстона. Там Ларкес, пусть помогает. Ясен пень — именно из-за сотрудничества с НЗАМИПС я угодил в такую гадскую ситуацию. Любой черный не имел бы шансов ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! на моем месте, вся надежда была на то, что воспоминания, навеянные когда-то Шорохом, имели хотя бы отдаленное отношение к реальности. Просто невероятно, как может изменить судьбу одна-единственная тварь!



Макса пришлось оставить в доме удавленника. Я потрепал пса-зомби по ушам и понадеялся, что полковник Райк за ним присмотрит. Чистильщик наверняка почувствует подвох, но интуицию к делу не пришьешь, и он будет молчать. Может, даже посоветует шефу Брайену не усердствовать.

Рон высадил меня на повороте дороги, ведущем к разъезду Узловая, и теперь я молился всем богам и предкам, чтобы кто-нибудь из подчиненных Райка не засек ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! меня в таком виде. Они не только опознают меня, но еще и засмеют! После этого никакие ассасины не нужны: останется только самому повеситься. Все мое естество терзалось от невыносимого стыда, поэтому, когда на перроне какой-то детина задел меня мешком, я просто не сумел мгновенно отреагировать. Нахал даже не остановился!

Вот тут-то мне стала понятна причина скепсиса Йохана.

Протиснувшись в вагончик «кукушки» и устроившись в каком-то уголке, я стал лихорадочно вспоминать все случаи общения с белыми. Нет, их не ругают и не бьют, их молча отодвигают в сторону, не ожидая возражений. Просят об услуге, не рассчитывая на отказ. В обществе ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!, более жестоком, чем нынешнее, они могли бы рассчитывать лишь на положение дервишей и бродяг, в крайнем случае — нищих монахов. Может ли черный изобразить нечто подобное?

Черный — нет, а некромант — может!

Все восемь часов пути я медитировал, пытаясь создать некую матрицу, с помощью которой буду смотреть на мир. Только созерцать и ничего, ничего не делать. Пришел Шорох, разобрался в чем дело и посочувствовал. Поймите меня правильно: если нежить начинает жалеть мага, это производит неприятное впечатление.

Когда я добрался до места первой пересадки, выяснилось, что мир для белых не просто выглядит иначе, он и есть другой. Никогда бы ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! не подумал, что сидение на лавочке (днем, у всех на виду) может создать человеку проблемы! Все просто: я выяснил расписание, приобрел билет на нужный поезд, а заодно здоровенную лепешку с мясом (не очень характерная для белых еда). Вокзал в районном центре не намного превосходил размерами Узловую, но народ бегал, суетился, а мне хотелось ненадолго расслабиться. Я пошел в дальний конец перрона, устроился на одиноко торчащей лавочке и приготовился спокойно перекусить.

Съесть удалось только половину.

— Эй! Это наша лавка. На ней сидеть денег стоит.

Что ж это такое, минуты спокойно отдохнуть не дают! Думаю, мой мученический взгляд как никогда соответствовал выбранному образу.

— Ты ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! чего, глухой? Гони монеты, тебе говорят!

На меня наседали три шибздика моего роста, но не моего уровня — я таких без всякой магии способен был на локоть намотать (даже теперь, что о многом говорило). Наверное, к черным такая шпана просто не цепляется — боится огрести. Я стоял перед дилеммой: отдать им деньги означало застрять здесь надолго, а избить их до полусмерти — выйти из образа. Может, просто испепелить? Нет человека — нет проблемы.

— Что здесь происходит? — Грозный окрик заставил незадачливых налетчиков подпрыгнуть и практически мгновенно скрыться из виду.

— Ты как, парень? — подошедший сзади хлопнул меня по спине.

У-урр-о-ю…

— Спасибо ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!, хорошо.

Надеюсь, он решит, что дрожь — это от страха, а не от ярости, потому что кидаться с кулаками на жандарма в моем положении — последнее дело. У скамейки стоял типичный представитель власти — с брюшком, в не очень новом, но тщательно отглаженном мундире капрала. Он внимательно осмотрел меня, мой убогий багаж и дружелюбно поинтересовался:

— Ничего не взяли?

— Нет. — В лицо ему я старался не смотреть: глаза меня выдадут.

— Путешествуешь в одиночестве, да? И куда направляешься?

— В Редстон, — виновато улыбнулся я. — Буду поступать в университет.

— А ты отчаянный парень, как я посмотрю! Пойдем со мной, нехорошо сидеть одному в таком ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! месте.

Документов у меня не спросили, и это хорошо, потому что одолженный Йоханом паспорт никакой проверки не выдержал бы. Сердобольный капрал отвел меня в привокзальный участок, напоил горячим чаем и лично посадил на нужный поезд. Никогда бы не подумал, что жандармы на такое способны! С другой стороны, обычно черные доставляют им проблемы совсем иного рода.

Урок был усвоен. После этого инцидента я перемещался только с толпой, а отдыхать устраивался вплотную к жандармским гнездовищам, то есть делал все прямо противоположное своим обычным привычкам. Не потому, что чего-то боялся — это чувство было мне по-прежнему недоступно. Просто льва под овечьей шкурой лучше всего ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! видно именно волкам. А я еще удивлялся, почему белые так не любят путешествовать! Для них любой переезд — настоящий ад. Обычные люди могут вести себя хуже всяких черных, особенно если имеют дело с безответными чужаками.

Со всеми пересадками и путанием следов путь до Редстона занял восемь дней. К моменту прибытия мои нервы были на пределе. Меня два раза пытались тупо обмануть, один раз — ограбить, и это не считая мелкого хамства и пренебрежения. Было такое чувство, что еще чуть-чуть, и я сам запишусь в Искусники, чтоб всем кисло стало. На последнем перегоне мне удалось прибиться к компании путешествующих белых и ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! стало проще, хотя их тоже пытались развести. При расставании очаровательная блондиночка чмокнула меня в щеку и назвала самым решительным белым магом (!) в мире. Мысли о том, что неинициированный белый способен проявить такую же твердость, у них просто не возникало.

К офису НЗАМИПС я несся, как мотылек на огонь. Желания снимать номер в гостинице и выяснять, каким еще приколами это обернется, у меня не было никакого. Оставался последний рывок — достучаться до Ларкеса. Свое удостоверение сотрудника НЗАМИПС я сдал при увольнении, поэтому мне предстояло привлечь внимание старшего координатора по обычным каналам. Иначе на фига был весь этот цирк?

Дежурный ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!, увидев посетителя с мешком и чемоданом, напрягся и что-то передвинул на конторке, вероятно, активировал какую-то защиту. Вот, пожалуй, единственный раз, когда к белому отнеслись с подозрением.

— Как я могу найти господина Ларкеса?

— Вам назначено?

— Нет, но мне очень нужно с ним поговорить.

Дежурный нахмурился.

— Господин Ларкес занят и не принимает без записи. Записаться на прием вы можете по телефону у секретаря.

— Если он занят, то я подожду.

Бессмысленно препираться с клерком! Я устроился в кресле для посетителей и поймал себя на мысли, что уже делал так раньше, правда, с другим координатором. Не впервой. Если потребуется, я тут даже заночую ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!.

Где-то через полчаса дежурный выбрался из-за конторки и принес мне чашку чая. Наверное, это общее свойство белых — от них либо требуют денег, либо дают чай.

— Вообще-то это не входит в мои обязанности, но я хочу сказать, что старший координатор в ближайшее время не появится. Он уехал.

Мое сердце натурально пропустило удар.

— Куда? — потрясенно прошептал я.

— В Суэссон, руководить каким-то расследованием.

Если вам кто-то скажет, что умереть от потрясения способны только белые, плюньте ему в глаза. Моя жизнь была на волоске. В глазах потемнело, голос дежурного, который что-то предлагал и советовал ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!, доносился из немыслимой дали, перед глазами мелькали картинки прошедшей жизни, причем не моей. Еще чуть-чуть, и планы Искусников воплотились бы в реальность. Но тут мужик попытался вызвать мне целителя, я представил, что начнется, если меня осмотрит белый маг, и резко вернулся к жизни.

— Извините за беспокойство, счастливо оставаться!

И я выметнулся из управления раньше, чем дежурный задался вопросом, что это за странные белые тут шляются.

Ненавижу! Я столько сил потратил, чтобы добраться к нему, а он укатил туда, откуда я приехал. И почему мне кажется, что расследование, которым Ларкес собрался руководить, имеет непосредственное отношение к моей персоне? Интересно, сколько времени ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! потребуется старшему координатору, чтобы сложить два и два и понять, что его надули? Он ведь мужик умный. Пожалуй, лучше мне не рассчитывать на помощь НЗАМИПС и вообще держаться от надзора подальше. Упаси предки, они сговорятся с Искусниками и начнут меня травить всей кодлой!

Я отчетливо понимал, что фарс, начатый почти без надежды на успех, слишком затянулся, и чем дальше, тем сложнее мне будет «воскреснуть». Но как быть с предчувствиями? И что хуже — с моим положением старшего? Не зря ведь среди черных так мало охочих до власти. Приятно, конечно, ощущать себя главой семьи, пусть и состоящей наполовину из белых, но такое ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! положение подразумевает определенные обязанности. Я должен защищать клан! У черных старший не может оказаться слабаком, это страшный позор до конца дней, а маги живут долго. Если кто-либо догадается, что я знал об угрозе для семьи, но все равно отступился, мое общественное положение никогда не поднимется выше плинтуса. И плевали остальные черные на мою силу! Клеймо неудачника будет преследовать меня до самой смерти.

Мне нужен был план, и мне нужно было убежище. Последнее я понял с некоторым опозданием. За прошедшие два года Редстон изменился, стал тревожнее что ли, недоверчивее. Добавилось жандармов на улицах, защитных амулетов на домах и ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! подъездах (кто-то неплохо на этом заработал). В суэссонской глуши я порядком отстал от жизни, может статься, что при попытке вселиться в гостиницу портье отнесется к своим обязанностям серьезнее, чем служащие чугунки, и потребует активировать печать на паспорте. И тут же выяснится, что бумаги принадлежат не мне. Причем проверку документов может устроить любой жандарм — это их законное право.

Я спиной почувствовал чей-то внимательный взгляд и с независимым видом свернул в ближайший переулок. Оказалось, что умные ноги, отчаявшись добиться чего-то от глупой головы, сами приняли решение. Я шел к знакомой «болтушке», единственному человеку, не пытавшемуся порицать ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! меня за незаконную деятельность (не считая покойного дядюшки, конечно). Оставалась надеяться, что за столько лет она никуда не переехала.

Мисс Фиберти была дома. Внешне она совсем не изменилась, если не считать новых очков.

— Здравствуй, Томас! Заходи, не стой на пороге. Проходи, садись. Кофе, чай?

Откуда-то почти мгновенно возник знакомый пузатый чайник и маленькие сахарные печеньица.

— Э-э… Тебе не понравился роман? — допытывалась хозяйка. — Я не смогла тебя найти, чтобы показать рукопись.

— Да нет, роман нормальный.

— Хочешь экземпляр с авторской подписью? — Она старательно не обращала внимания на мой вид. — А мне подпись сделаешь?

— Все, что хотите, мисс Фиберти. Могу ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! я остаться у вас на ночь?

Она хихикнула.

— Вообще-то, Томас, девушкам такое не предлагают. Но так и быть, оставайся.

Я просто-таки расплылся в кресле, от облегчения у меня даже в висках заломило. Отлично! Отдых в безопасном месте — это именно то, что мне требовалось. К утру я смогу взять себя в руки и что-нибудь придумать.

— Томас, у тебя проблемы? — осторожно уточнила мисс Фиберти.

Я встретился с ней взглядом, глаза за очками были умными и понимающими. В конце концов, мы давно знакомы, моя преступная натура ее не раздражает, а шанс на то, что она имеет отношение к Искусникам, ничтожен ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!… Но до чего же стыдно признаваться, что я, непобедимый черный маг, нуждаюсь в помощи и совете!

В ответ на тупой пересказ моих злоключений «болтушка» даже не улыбнулась (вот за что я ее ценю!). Более того, половину моих проблем она решила, можно сказать, одним пальцем.

— Ты недооцениваешь свой образ, Том. Ведь паспорт у тебя есть, так?

— А смысла в нем? Печать-то рассчитана на настоящего Йохана.

Без подтверждения магией документ только вызовет дополнительные вопросы.

— Дай-ка его сюда.

Мисс Фиберти взяла паспорт Йохана и энергично смяла.

— Ты чего?!!

— В чем дело, Йохан? Ты забыл документ в штанах перед тем, как отдать ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! их в стирку. Сейчас мы его еще в хлорке замочим! Будь уверен, к утру никакой магии в печати не останется. Завтра мы идем в районную управу, ты отдаешь документ, а я подтверждаю, что лично его постирала. Думаешь, тебе не дадут копию?

Идея была гениальной, но требовала участия подельника. Плату за свою помощь мисс Фиберти потребовала неожиданную — осовевшая от сидения в четырех стенах тридцатилетняя девица желала присоединиться к моим поискам. Я честно попытался ее напугать.

— Это будет трудно и опасно, никакой романтики. Нас могут избить, отравить, проклясть насмерть. Наши трупы останутся гнить в канаве! Старшего координатора Ларкеса удар ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! хватит, когда поймет, что происходит. А он поймет! Надзор не даст жизни ни мне, ни тебе. Я жертвую собой ради семьи, но тебе-то на что такой геморрой?

— Томас, — она в волнении сняла очки, обычная тетка, ей бы дома сидеть, шарфики вязать, — моя жизнь пуста, я поняла это окончательно. А тебя ждут удивительные приключения!

М-да, приключения мне гарантированы, это точно.

— Клара, может оказаться, что я не в состоянии буду тебя защитить.

— Я понимаю.

Мило. Мне придется гоняться за Искусниками с романтической дурой на руках. Но паспорт был необходим. Кроме того, надежный помощник тоже может пригодиться, да и белый, путешествующий в ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! одиночку, слишком уж привлекает внимание…

Что ж, она сама напросилась, никто за уши не тянул.

Весь следующий день я спал и ел, восстанавливая силы после пережитого напряжения. Волшебникам вредно волноваться! Клара Фиберти улучшила мой внешний вид. Поскольку об окраске волос она знала больше, чем Полак, мои лохмы приобрели нейтральный светло-русый цвет (не обошлось без магии). Одежда стала приличной на грани допустимого: белые не носят строгих костюмов, потому что могут тронуться умом, думая о сохранности стрелочки на брюках. Получился эдакий великовозрастный растяпа, живущий под присмотром тетушки и даже не помышляющий о том, чтобы восстать против ее воли ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! (очень типичная ситуация).

Новые документы мы получили без вопросов, было такое ощущение, что старый паспорт можно вообще не приносить — чиновники поверили бы мне на слово. М-да. И ведь если подумать, то ничего с этой практикой не поделаешь: для белого любое общение с бюрократией и так стресс, если правила ужесточить, Ингерника наполнится не вписавшимися в жизнь олухами, то есть эффект будет даже обратный.

Мисс Фиберти собирала в чемодан тщательно продуманный набор для путешествий, а я наслаждался тем, что бытовые вопросы удалось на кого-то спихнуть.

— Кстати, Томас, — мисс Фиберти звонко щелкнула замочками, — общую цель твоей миссии я поняла, но ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! что мы будем делать конкретно?

Этот вопрос я успел тщательно продумать. Если объяснить, что мной движет месть и желание сохранить авторитет, она будет оскорблена до глубины души. Нужно было придумать что-то настолько фантастическое, чтобы любое мое действие легко оправдывалось высшей целью.

— А делать мы будем вот что, — я глубоко вздохнул, — ты слышала когда-нибудь про Мировую Ось?

Запрос на восстановление своего паспорта Йохан подал, прилично выждав. Он рассудил, что если предприимчивого Тангора не разоблачили за четырнадцать дней, то юноша вполне способен и дальше о себе позаботиться. На выходе из конторы белого ожидал возглавлявший следствие маг.

— Потерял? — господин Ларкес ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым! изобразил на лице до изумления слащавую улыбку.

Йохан робко кивнул. Присутствие низкорослого колдуна его жутко нервировало.

— Забавно ты их теряешь, здесь и в Редстоне одновременно!

Белый пошатнулся.

— Без обморока, без обморока! Быстренько идем со мной и рассказываем все, как есть.

Йохан предпринял последнюю попытку воспротивиться:

— Что вы собираетесь делать?

Улыбка колдуна приобрела маниакальный вид.

— С тобой — ничего.


documentawedkmz.html
documentawedrxh.html
documentawedzhp.html
documentaweegrx.html
documentaweeocf.html
Документ ГЛАВА 2. А ведь какая великолепная на первый взгляд была идея — притвориться мертвым!